Современная теория и практическое использование электрохимической защиты связаны с именами Г. В. Акимова и Н. Д. Томашова. Советские ученые доказали, что защитный ток зависит от скорости коррозии, а скорость коррозии, в свою очередь,—от соотношения анодных и катодных микроучастков поверхности. Если преобладают анодные участки, защитный ток должен превышать ток коррозии, если катодные — защитный ток приближается к току коррозии, а в тех редких случаях, когда состояние металла определяют одни катодные участки, ток защиты равен току коррозии.

Не нами придумано сравнение разрушающейся конструкции с больным. Если воспользоваться этой аналогией, то анодные участки можно сравнить с пораженной ожогом кожей, катодные — со здоровой, ток защиты — с кислородом, который может спасти больного. Чем больше площадь ожогов, тем больше нужно кислорода, чтобы восполнить дыхательную работу кожного покрова. По мере выздоровления количество кислорода уменьшают до обычной нормы.

Даже после всемирного признания электрохимической защиты приходилось сталкиваться с непредвиденными осложнениями. Одно из них связано с расширением сети подземных и подводных сооружений, затрудняющих необходимые измерения, без которых нельзя контролировать качество защиты. Так возникла проблема расчета защитного потенциала. Формула Нернста как будто открывала прямую дорогу к решению этого вопроса, но точность этого решения зависела от точности определения скорости коррозии. Этой частной, но очень важной задачей занимались многие советские и зарубежные ученые. Свой вклад внес и наш украинский академик И. Н. Францевич. Кстати, школа коррозионистов, созданная им в Киеве, — одна из ведущих в СССР.

Таков путь коррозионной науки в самом сжатом изложении. Она и сегодня продолжает развиваться — этого требуют многие отрасли народного хозяйства. О том, как здщищают от коррозии различные объекты — от швейных иголок до кораблей, — расскажут другие разделы этой книги.

  • Читать все новости