Защитить подземные коммуникации от коррозии— значит объявить войну блуждающим токам, агрессивным грунтовым водам, опасному контакту разнородных металлов и прочим «коварным преступникам». Для того чтобы представить себе многообразие вопросов, которые приходится при этом решать, приведу еще один пример из практики уже упоминавшегося Укргипромеза.

В 1976—1978 годах на Украине строилась крупнейшая в Европе линия электропередач напряжением 750 киловольт. Ее ажурные опоры шагали через поля, реки, озера. Вдоль опор в землю уложили кабель вр плотной алюминиевой оболочке. С его помощью диспетчер поддерживал связь со всеми электрическими подстанциями и службами, объединенными общим названием «ЛЭП 750». Длина всей трассы насчитывала сотни километров, поэтому сигнал, передаваемый по жилам кабеля, нужно было усиливать. Через каждые 20 километров строили железобетонные бункеры для усилительной аппаратуры. Кабель связи с двух сторон заходил в каждый из этих подземных автоматических усилительных пунктов — НУП.

Перед укладкой кабелей в землю проверяли, хорошо ли его жилы изолированы от алюминиевой оболочки и алюминиевая оболочка — от стальной брони. Результаты оказались удовлетворительными. Через год, когда наладчики?

Усилительной аппаратуры приступили к своей работе, они обнаружили, что изоляция алюминиевой оболочки от стальной брони в некоторых местах нарушена. Это влияло на качество передаваемых сигналов и угрожало сохранности кабеля. Повреждения произошли по вине грунтовых вод, которые ухитрились проникнуть в мельчайшие поры между лентами стальной брони и образовать электрический мостик между алюминиевой оболочкой и броней. По этому мостику металлы обменивались ионами и электронами. Что же разрушалось — сталь или алюминий?

Чтобы ответить на этот вопрос (отметим, кстати, что и то и другое плохо), нужно знать состав грунтов m грунтовых вод по всей трассе. Пробы для химического анализа отбирались в Днепре и Самаре, по дну которых проходил кабель, в полевых колодцах, в долинах, балках и оврагах.

  • Читать все новости