И как только он задаст вопрос, сразу же сам найдет примеры: взять хотя бы тот же гальванический элемент, с которого начала свое летоисчисление наука о коррозии и который теперь питает карманный фонарик и настенные электрические часы. «Услугами» коррозии пользовались еще дамасские мастера: для снятия окалины они погружали клинки и кинжалы в раствор серной кислоты с различными добавками — пивных дрожжей, муки, крахмала. Эти растворы разрушали ржавчину, оставляя чистый металл. Уральские мастера для той же цели применяли раствор кислот с отрубями и крахмалом. Эти смеси назывались «травильными супами».

Заставить коррозию служить человеку было не просто. Еще в прошлом веке инженеры-металлурги А. И. Онуфрович и Е. И. Куклин обратили внимание на появление так называемых травильных пузырей при обработке кровельного железа кислотами. В иных случаях металл после травления становился хрупким, как лед. Даже небольшие передержки в кислоте приводили к браку. Трудами многих ученых удалось направить необузданные силы коррозии в нужное русло. Сегодня ее используют для очистки поверхности листов и труб от окалины (травление), подготовки к промежуточным операциям (обезжиривание, нанесение технологических покрытий и смазок), осветления поверхности перед дефектоскопией, повышения чистоты поверхности (полирование).

Химическая и электрохимическая обработка проката в травильных и гальванических отделениях особенно бурно начала развиваться с 1950 года. Именно с этого времени у нас в стране в широких масштабах было налажено производство тонкостенных, особотонкостенных, прецизионных и капиллярных труб из легированных и высоколегированных сталей и сплавов. Это трубы для аппаратов, приборов и трубопроводов в энергетической, атомной, химической, судостроительной и авиационной промышленности.

Разберем на примере травления, в чем заключается полезная работа коррозии.

  • Читать все новости